«Никто, кроме нас!» – Так было и так будет!


Легендарный «десантник номер один» генерал армии, Герой Советского Союза Василий Филиппович Маргелов, с чьим именем навсегда связано возрождение и становление Воздушно-десантных войск, в свое время сказал: «Десантник – это мужество, доблесть, боевая дерзость, несгибаемый характер и постоянная воля к победе».


Удивительно точные, емкие и нестареющие слова. Именно в таком духе воспитываются все поколения десантников, и именно так они действуют в реальном бою, что доказано всей славной историей Воздушно-десантных войск.

Не буду описывать историю ВДВ, так как просто невозможно сказать в двух словах о героической летописи войск, на протяжении всего своего 80-летнего пути находящихся, образно говоря, на острие удара, там, где труднее всего. Отмечу лишь, что начиная с Хасана и Халкин-Гола, с финской войны это был поистине боевой путь!

В Великой Отечественной войне 344 десантника стали Героями Советского Союза. За боевые действия в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане – 18 Героев Советского Союза. Десант не выходил из боя во время первой и второй «кавказских» кампаний, и 87 десантников были удостоены звания Героя Российской Федерации, большинство военнослужащих за проявленные в боях мужество и доблесть были награждены орденами и медалями. А ведь сколько еще можно вспомнить: – участие в миротворческих операциях, удививший весь мир беспрецедентный марш-бросок парашютно-десантного батальона в Косово, наконец, операция по принуждению Грузии к миру, о которой будет сказано дальше, и многое, многое другое.



Словом, история войск – это отдельная тема, и я подробнее остановлюсь на сегодняшнем дне ВДВ, на наиболее значимых задачах, решаемых войсками. Прежде всего, хочу отметить, что я неслучайно так подробно обратился именно к истокам создания Воздушно-десантных войск – теперь видно, каким непростым был путь к поиску решений их наиболее эффективного применения. Но все дело в том, что история повторяется на новых своих витках, и уже в наше время порой вновь приходится доказывать жизнеспособность и эффективность парашютных десантов в современных условиях. Наверняка многим известны расхожие мнения новоявленных «военных теоретиков», не связанных с ВДВ, но в то же время берущимся их «реформировать», на страницах газет и журналов, о том, что, в частности, возможности современных ПВО делают парашютные десанты «маловероятными и уязвимыми». Дальше – больше: в прессе нередко звучат скептические домыслы по поводу боевых возможностей воздушно-десантных и десантно-штурмовых соединений, при этом подобные «стратеги» подкрепляют все сказанное «опытом недавних локальных войн». ВДВ порой воспринимаются неким «передовым отрядом» локальных войн и «горячих точек», не более того, что в корне неправильно и противоречит самой концепции развития войск. Для подобного рода суждений характерна полная оторванность от «лаборатории армии», от понимания истинного предназначения Воздушно-десантных войск и масштаба решаемых ими задач.


БМД-4 в обороне

Недооценка роли ВДВ, в частности, проявлялась и в том, что за последние десять лет развитие средств десантирования значительно отставало от развития техники. То есть, десант был несколько удален от решения своих классических задач. За чередой локальных войн и конфликтов упускался принципиальный вопрос самой концепции боевого применения соединений ВДВ, их истинного предназначения – быть готовыми в любой момент, в любой обстановке десантироваться в тыл противника и активно действовать там, выполняя задачи по предназначению. Об этих задачах, ничуть не потерявших актуальности и на сегодняшний день, я уже упоминал в начале этого материала. Причем, разумеется, ВДВ должны быть готовыми действовать на любом театре военных действий.


Десантирование БМД-2

В последнее время положение дел, наконец-то, коренным образом меняется к лучшему. Верховным Главнокомандующим перед Воздушно-десантными войсками определен четкий ориентир для совершенствования войск – через 5-7 лет ВДВ должны быть в состоянии десантировать в тыл противника дивизию. Это значит, что мы возвращаемся к своим первоначальным задачам. На их реализацию направлена и Концепция перевооружения ВДВ на период до 2020 года.

Особо нужно сказать о нашей сохранившейся в новом облике ВС РФ дивизионной структуре. Она всецело отвечает требованиям времени. Если в силах общего назначения основной единицей поля боя является бригада, то в ВДВ с их мобильностью основным подразделением поля боя становится парашютно-десантный (десантно-штурмовой) батальон. По существу получается трехуровневая структура: – дивизия, полк, батальон. При этом дивизия рассматривается сегодня как средство оперативно-стратегического командования, полк – как средство оперативного командования армии и батальон – как единица, действующая на направлении мотострелковой легкой, средней или тяжелой бригады. Более того, в ближайшей перспективе дивизия, возможно, будет рассматриваться в качестве основной оперативно-стратегической единицы в войсках или силах быстрого реагирования, концепция которых сегодня рассматривается совместно с Генеральным штабом. Таким образом, наша дивизионная структура отвечает самым современным требованиям и имеет далеко идущие перспективы.

Наглядным доказательством высокого потенциала ВДВ, их мощи и боевых возможностей стало проведенное в марте этого года командно-штабное учение с управлением 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии. Оно носило в определенной степени экспериментальный характер, как и многое другое, что делается сегодня в наших войсках. Прежде всего, мы ставили перед собой цель смоделировать эпизоды боевого применения десантно-штурмового соединения в современной организационно-штатной структуре. В учении было задействовано порядка 1000 военнослужащих и более 100 единиц техники, в том числе еще перспективной, не поступившей на вооружение. В активной фазе КШУ было десантировано парашютным способом более 700 человек личного состава и 14 единиц техники, из них три боевых машины с экипажами внутри.


Захваченное знамя одного из соединений ВСС Грузии

Напомню, первая в мире выброска боевой машины десанта с экипажем внутри состоялась 5 января 1973 года, когда прыгнули подполковник Л. Зуев и старший лейтенант А. Маргелов;, первое десантирование БМД-1 с экипажем из двух человек из Ил-76 – 9 сентября 1989 года, а первое десантирование БМД-3 с экипажем из семи человек – 9 сентября 1989 года. Нынешние экипажи стали 49, 50 и 51-ми по счету, кто совершил прыжок внутри боевой машины. Такая выброска является уникальной для наших ВДВ, так как больше нигде в мире не осуществляется десантирование из самолетов на парашютных системах боевых машин с находящимся в них личным составом. В условиях боевого применения десанта это даст неоспоримые преимущества, так как исключается рассеивание людей и техники, и экипажи боевых машин готовы сразу после приземления немедленно вступить в бой. На учении впервые в практике десантировались экипажи внутри БМД-2 (раньше – в БМД-1 и БМД-3) – это на сегодняшний день основная боевая машина ВДВ. Одной из основных целей этого эксперимента было и то, что отрабатывались элементы противовоздушной обороны десанта на площадке приземления, так как машины типа БМД-2, БМД-3, БМД-4 оснащены средствами ПВО и могут прикрыть десант от ударов армейской авиации.



Десантники, прыгавшие внутри боевых машин, проявили истинное мужество и героизм, что можно сказать о каждом таком прыжке. Это подполковник Александр Иванов, лейтенант Константин Пашков, старший сержант Виктор Козлов, младший сержант Константин Никонов, рядовые Артем Бородинов и Иван Тарсуев. Все они представлены к награждению Орденами Мужества.

На этом учении все было «разыграно» в соответствии с самыми современными и перспективными методами боевого применения частей ВДВ. Так, впервые на учениях была использована новая автоматизированная система управления тактического звена, с помощью которой можно управлять подразделениями на самом современном, качественно новом уровне.


Десантно-штурмовая полоса


Группы специального назначения, прыгнувшие первыми на новых управляемых планирующих парашютах «Арбалет», приземлились в трех определенных районах и взяли под контроль площадку приземления для обеспечения высадки главных сил десанта. Для воздушной разведки местности в экспериментальных целях использовался мотопараплан. Для тактических перемещений личного состава, опять же в экспериментальных целях, апробировались образцы различных легких автомобильных средств передвижения с установленным на них вооружением. Очень важно то, что впервые на учении впервые было произведено опытное десантирование на новых многокупольных парашютных системах самоходной 125-мм противотанковой пушки «Спрут-СД» и БМД-4 «Бахча», принятой на вооружение ВДВ в 2004 году. Опытная система десантирования ПБС-952, на которой производилась выброска техники, еще не принята на вооружение и находится на стадии государственных испытаний. Эксперимент подтвердил высокую надежность этой парашютной системы. Как я уже упоминал, сегодня мы активными темпами наращивание то отставание в развитии средств десантирования от развития десантной техники, которое еще недавно мешало развитию наших войск.



Надо отметить, что опыт локальных конфликтов подтвердил, что вооруженным штатной техникой ротам и батальонам ВДВ явно не хватало огневой мощи, поэтому их нередко усиливали приданными танковыми подразделениями. Не говоря о том, что военное противоборство с современными регулярными армиями требует еще большей огневой мощи. Поэтому новый этап развития ВДВ в последние годы сопровождается появлением нового поколения боевых машин. В частности, с принятием на вооружение выше упомянутой самоходной 125-мм противотанковой противотанковой пушки «Спрут-СД» значительно расширились огневые возможности ВДВ. Эта легкая гусеничная плавающая авиадесантируемая артиллерийская система предназначена для борьбы с танками, САУ и другими бронеобъектами противника в любое время суток, уничтожения живой силы противника, его опорных пунктов и оборонительных сооружений. Она оснащена мощным артиллерийско-ракетным комплексом вооружения, который позволяет решать задачи на уровне современных танков. Еще недавно «Спруты» демонстрировались лишь в единичных экземплярах, а теперь на учении уже действовала целая батарея, оснащенная этими современными установками.



Сегодня можно говорить и о значительном усилении боевых возможностей ВДВ необходимыми средствами противовоздушной обороны, которые необходимы десанту, как воздух, в первую очередь при высадке. Так, в рамках формирования нового облика Воздушно-десантных войск недавно сформированы на базе дивизионов зенитно-ракетные полки в соединениях ВДВ. Это тоже можно назвать очередным шагом в качественном развитии войск. Противостоять технически оснащенному противнику, особенно во время самостоятельных действий десантников в тылу противника, можно лишь имея достаточные и хорошо подготовленные силы ПВО.


Важнейшее значение мы придаем внедрению в войска самых современных средств разведки и целеуказания. В этой связи особо стоит сказать о комплексе дистанционного наблюдения «Элерон», в составе которого два небольших, носимых в рюкзаке беспилотника. Среди всех других образцов беспилотных летательных аппаратов, которые мы опробовали на учениях («Ворон», «Стрекоза», «Иркут-10» и другие), этот нас наиболее устраивает. Комплекс «Элерон» уже три года задействуется в учениях ВДВ, и раньше к нему были претензии, которые высказал разработчикам лично начальник Генерального штаба ВС РФ. Все замечания были учтены. В результате в этом году на учении мы увидели уже обновленный «Элерон», который не только ведет наблюдение как в дневных, так и ночных условиях, но и точно выдает координаты целей для их поражения. При этом ему необязательно пролетать непосредственно над целью, так как камера работает под углом и обозревает местность по бокам. Применение «Элерона» позволяет соблюсти основной принцип современного боя: увидел – поразил. Именно этот комплекс давал на выше упомянутом учении целеуказание батарее самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД», что позволило артиллеристам немедленно поразить цели с закрытых огневых позиций максимально точно, на отличную оценку. В перспективе мы еще пристальнее изучим боевые возможности обновленного «Элерона» и других беспилотных самолетов- разведчиков, будем ставить вопрос об их поставке в войска.

Думаю, недалек тот день, когда «Спруты» и беспилотники, новейшие автоматизированные системы управления, перспективные боевые машины и маневренные автомобили, самые современные экипировка и вооружение бойцов станут неотъемлемой частью нового облика Воздушно-десантных войск. Процесс перевооружения и переоснащения войск продолжается. И очень важен тот фактор, что теперь разработка новейших средств десантирования боевой техники начинает идти в ногу со временем, в отличие от недавнего прошлого.


Путь на военно-морскую базу Поти (Грузия)

Что касается методов планирования боевого применения дивизии в качестве оперативного воздушного десанта на перспективу, необходимо, во-первых, оценить возможности нашей военно-транспортной авиации до 2020 года, а во-вторых, окончательно определиться, какими системами десантирования мы будем пользоваться. Тогда станет ясно, сколько людей и техники сможем десантировать за один вылет, а сколько будем сажать посадочным способом. И уже с учетом этого планировать объекты захвата любого противника.


Таким образом, сегодняшний день ВДВ – это время развития, активного поиска, внедрения новых разработок, время качественно новых параметров боевой учебы. В нынешнем году основные усилия в подготовке Воздушно-десантных войск сосредоточены на укреплении боеспособности соединений и воинских частей, совершенствовании имеющегося боевого опыта и изучении опыта войн и вооруженных конфликтов, освоении существующих и перспективных форм и способов ведения военных действий в современной организационно-штатной структуре, на поддержании тактической, огневой, воздушно-десантной и специальной выучки воинских частей и подразделений на уровне, обеспечивающем гарантированное выполнение боевых задач, в том числе в системе и структуре Коллективных сил оперативного реагирования Организации Договора о коллективной безопасности (КСОР ОДКБ), качественном освоении существующей и поступающей на оснащение войск военной техники и вооружения.


Важно подчеркнуть, что все соединения и воинские части Воздушно-десантных войск готовятся к ведению боевых и специальных действий самостоятельно, в составе группировки ВДВ и в межвидовой группировке сил и средств совместно с соединениями, воинскими частями видов и родов войск Вооруженных Сил.

Одним из основных предметов подготовки ВДВ является воздушно-десантная подготовка. Здесь у нас также наблюдается устойчивая динамика роста. К примеру, в 2009 году личным составом ВДВ совершено около 190 тысяч прыжков с парашютом, а это на 20 тысяч прыжков больше, чем в предыдущем, десантировано свыше 90 единиц боевой техники и грузов, что опять же больше прежних показателей. В нынешнем году мы прыгаем не менее интенсивно. Как и прежде, личный состав готовится к десантированию в простых и сложных метеорологических условиях, на различную местность, днем и ночью. При этом делается все необходимое для исключения парашютных происшествий и предпосылок к ним.


Основными формами тактической подготовки воинских частей и подразделений ВДВ являются полковые, батальонные и ротные тактические учения. Их в текущем году уже прошло немало на базе 98-й гвардейской воздушно-десантной и 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизий, 76-й гвардейской десантно-штурмовой и 7-й гвардейской десантно-штурмовой (горной) дивизий и 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады. Все проведенные учения продемонстрировали высокий потенциал Воздушно-десантных войск.


На загрузку

В процессе боевой учебы мы продолжаем активно внедрять опыт войн и военных конфликтов. На занятиях, учениях делается все, чтобы максимально приблизить обстановку к реальной боевой. На учениях, в частности, тщательно отрабатываются рожденные боевым опытом элементы действий: – марш десантников по тылам условного противника, действия при попаданию в засаду, тактика боя в городских условиях и многое другое. Соответственно совершенствуется учебно-материальная база частей и соединений. Помимо тактических полей, стрельбищ, танкодромов, разведывательно-штурмовых полос и прочих объектов, на которых традиционно готовятся десантники, появился ряд новых. Например, учебные точки для отработки действий при нападении на блокпост, при наступлении и обороне в городе, полосы инженерных заграждений, которые должен преодолеть солдат при выполнении учебных стрельб.


Командно-штабные учения 76-й ДШД 2010

Существующая уже два года в 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии двухкилометровая десантно-штурмовая полоса позволяет с максимальной эффективностью проводить «обкатку» десантников условиями, приближенными к боевым. Бассейн с горящим верхним слоем, глубокий противотанковый ров, мини-скалодром, преодолеваемый с помощью альпинистского снаряжения, лабиринты подземных коммуникаций, большое количество различных других препятствий, включая стену высотой с пятиэтажный дом, и многое другое заставляет бойца действовать в составе своего подразделения на пределе сил, как в реальном бою. На эту полосу десантники выходят не сразу, а после специальной подготовки. Во время прохождения полосы при помощи средств имитации создается обстановка, близкая к бою: – взрывы, стрельба, в том числе и боевыми патронами. Десантники прикрывают друг друга огнем, страхуют при преодолении препятствий, выносят на себе условно раненых. Сегодня подобную полосу и подобные тренировки вряд ли можно встретить где-нибудь в других войсках.


В целом же на тему внедрения боевого опыта в учебу войск можно было бы рассказать много, это давно стало нашей неотъемлемой практикой. Таковы уж наши задачи, что нужно уметь действовать в любых условиях, в отрыве от основных сил и быть универсально подготовленным.


Разведчик на парашютной системе «Арбалет»

Здесь же можно вспомнить эпизод, когда на одном из учений 7-й ДШДдшд был отработан вариант горизонтального перемещения на парашютах «Арбалет» нескольких групп парашютистов на дальность порядка 3-4 км, после чего они, приземлившись, организовали засады и налеты на колонны условного противника. В реальной боевой обстановке это привело бы к остановке этих колонн и гарантированному уничтожению их артиллерией и другими огневыми средствами.

Таким образом, оценке боевого опыта мы придаем важнейшее значение. Говоря об этом в более широком масштабе, я не могу не вспомнить об опыте операции по принуждению Грузии к миру. Если сказать коротко, то эффективность подготовки и качество боевой выучки десантников оказались на высоте. Части и подразделения 76-й десантно-штурмовой дивизии, действуя в качестве передовых отрядов сухопутной группировки сил, решительно и быстро вышли в район населенного пункта Гори и блокировали расположение 1-ой пехотной бригады грузинской армии, изъяли оружие и боеприпасы и создали условия для продвижения на Тбилиси. Одновременно 7-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия была переброшена на БДК по морю, высадилась в районе Сухума и начала действовать в направлении Гали–-Зубдиди–-Синаки. Впоследствии десантная группировка была усилена по ж/д и воздуху. Результатом оперативных и грамотных действий стало то, что менее чем за двое суток противник был деморализован и обращен в паническое бегство. Мы не давали ему время на то, чтобы опомниться, все делалось очень быстро. И это стало решающим фактором бегства грузинских войск с поля боя. Как известно, с лучшей стороны были отмечены при разборе действий именно подразделения ВДВ и армейской авиации.


Уничтоженный грузинский вертолёт

Вместе с тем этот локальный конфликт высветил целый ряд проблем, начиная с нехватки на тот момент эффективных средств ведения разведки (тех же беспилотников, которые внедряются у нас сегодня), некоторые сложности с организацией управления и т.д. Но особенно наглядно операция по принуждению Грузии к миру показала недостаточность сил армейской авиации, которых не хватает даже для ведения такой локальной войны. Если для переброски самолетами Военно-транспортной авиации в район конфликта батальонных тактических групп десантников потребовалось всего двое суток, то для мобильных действий войск, потребовавших привлечения армейской авиации, сил оказалось явно недостаточно. Будь у нас эти силы, то ограничивающий темпы передвижения войск Рокский тоннель не задержал бы идущие в Цхинвал войска. Располагай мы на том направлении хотя бы двумя полками армейской авиации, можно было бы ударами боевых вертолетов эффективно поддержать миротворцев, а высадкой тактического вооруженного десанта перехватить основные маршруты выдвижения колонн вооруженных сил Грузии и нанести им огневое поражение еще на подступах к Цхинвалу.

По этой же причине недостаточности вертолетного парка на первоначальном этапе боевых действий на югоосетинском направлении не применялись подавляющие грузинские средства ПВО вертолеты – постановщики помех. Результат всем известен: в первые дни войны с помощью зенитных ракетных комплексов украинского производства грузинским силам ПВО удалось сбить несколько наших самолетов. А вот на абхазском направлении, где только на авиабазе в Сенаки десантники 247-го десантно-штурмового полка захватили целую батарею «Бук», самолетов не потеряли. Секрет прост: с началом боевых действий по границе там сразу же повисли вертолеты – постановщики помех, и средства ПВО противника лишись возможности эффективной работы.


На выполнение боевой задачи

Поэтому после подведения итогов операции по принуждению Грузии к миру в ряду предложений по совершенствованию вооружения и оснащения Вооруженных Сил была обозначена необходимость закупить порядка 100 боевых и 200 транспортно-боевых вертолетов. Как реализуется это предложение – покажет время.

Наконец, особо хотелось бы сказать о воспитании патриотизма, боевого духа десантников. Важнейшей задачей воспитательной работы и морально-психологического обеспечения войск по-прежнему является поддержание моральной готовности и психологической способности военнослужащих к отстаиванию национальных интересов России. Вообще, что касается воспитания у воинов мужества, патриотизма, то я скажу проще – наверное, у нас, в ВДВ, в этом плане самая эффективная школа. Например, нигде в России вы больше не встретите соединения, где было бы 32 (!) Героя Российской Федерации. Это я говорю о нашей 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии. Из них, к сожалению, двадцати трем Героям это звание присвоено посмертно. В целом же во всех без исключения наших соединениях без исключения очень многие военнослужащие прошли «горячие точки». Как известно, десант всегда там, где тяжелее всего, это наше предназначение. Так что «учить патриотизму» наших ребят особо не нужно, они учатся этому ежедневно, ежечасно – в процессе своей трудной, до предела напряженной службы, а рядом всегда находятся те, кто является для молодых бойцов живым примером мужества и героизма на поле боя. Тысячи наших военнослужащих, проявивших себя в боевых условиях, как я уже упоминал, награждены государственными наградами. И те наши ребята из ушедшей в бессмертие 6-й парашютно-десантной роты, о подвиге которой знает вся страна, – они ведь тоже были обычными нашими военнослужащими. Но пришел час – и стали Героями, встав насмерть в феврале 2000 года на пути более двух с половиной тысяч боевиков. Они дрались до конца, до рукопашной! 22 гвардейцам было присвоено звание Героя России. Вот что такое – драться по-десантному. Конечно, если так сложится обстановка. Мы-то как раз учимся воевать с минимумом потерь, профессионально и умело, что доказано всей нашей практикой участия в боевых действиях. Но война есть война, и в ней бывают такие моменты, когда нужно просто стоять насмерть и не отступать. И точка. К этому тоже нужно быть готовым, на то ты и солдат своей страны. И ведь вся суть в том, что в строю десанта постоянно, подчеркну это слово, именно постоянно находятся в своем большинстве те люди, которые по духу всегда готовы к подвигу. Другие, слабохарактерные просто-напросто в ВДВ долго не задерживаются.




Так уж сложилось на протяжении всей 80-летней истории войск, что ВДВ всегда впереди. Неспроста именно на Воздушно-десантных войсках изначально «обкатывался» процесс перехода ряда частей и соединений Вооруженных Сил РФ на профессиональную основу – как известно, начиная с 2002 года на базе 76-й десантно-штурмовой дивизии был проведен соответствующий эксперимент. В результате все воинские части, входящие в составе дивизии, были преимущественно укомплектованы военнослужащими по контракту. А уже потом, в 2004-м, на комплектование солдатских и сержантских должностей контрактниками стали переходить во всех Вооруженных Силах.


Сейчас, к сожалению, положение изменилось в худшую сторону. Жизнь подкорректировала. К примеру, в той же Псковской дивизии служит теперь порядка 45 процентов контрактников, в бригаде ВДВ, дислоцированной в Ульяновске, – 70% и так далее. Не секрет, что разница в процентном отношении контрактников в основном обусловлена уровнем жизни и средней заработной платы в разных областях. Таковы реалии, и от этого никуда не денешься. Нужно поднимать уровень денежного содержания профессионалов, создавать им более достойные жилищные условия и т.д. Все это так. Но хочется отметить тот факт, что в целом, при всех нынешних проблемах, уровень укомплектованности войск специалистами, проходящими службу по контракту, соответствует установленной норме. Прежде всего, это определено перечнем основных специальностей, определяющих боеспособность войск. Кроме того, десантники заинтересованы тем, что получают прибавку к денежному содержанию за выполнение установленной на год нормы прыжков с парашютом. Наконец, большинство контрактников являются участниками боевых действий, и они получают от 15 до 22 тысяч рублей в месяц. Так что в целом, повторю, удельный вес профессиональных солдат и сержантов обеспечивается на достаточном уровне. Тем более, что «кого попало», случайных людей мы не берем, за количеством не гонимся. Главное – качество. Служат те, кто действительно предан войскам, как я уже упоминал – преимущественно обкатанные боем, довольно зрелые контрактники. Но, к сожалению, не всех из таких подходящих нам людей мы можем удержать в войсках по названным выше причинам: не всегда получается обеспечить жильем, особенно семейных контрактников, денежное довольствие устраивает далеко не всех и не везде, так как в разных местах уровень жизни разный и т.д. В перспективе же мы надеемся, что с внедрением новых подходов к оплате ратного труда положение изменится в качественно лучшую сторону. В частности, будущие профессиональные сержанты, которые сейчас обучаются на базе Рязанского училища ВДВ, после выпуска в 2012 году будут получать уже от 30 тысяч рублей в месяц, это прописано у них в контрактах.


БМД-4 принимает участие в параде Победы на Красной площади

В целом же мы рассчитываем в перспективе на разумное сочетание военнослужащих по контракту и по призыву при повышающемся профессионализме офицерского состава.


А офицерские кадры, как известно, – это основа всему, это ключевое звено войск. У нас служат в своем подавляющем большинстве достойные офицеры, высоко подготовленные в профессиональном плане и имеющие боевой опыт. С одной стороны, в своем роде единственное в мире Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище им. Генерала армии В.Ф. Маргелова славится качеством своих выпускников. Как показывает практика, и это не просто слова, они сразу после выпуска уже готовы к управлению подразделениями в боевой обстановке, что доказано неоднократно. С другой, и это самое главное, сама служба ставит офицера в такие условия, что он попросту не может иметь низкий уровень профессионализма. Прыжки с парашютом, интенсивная боевая учеба, постоянные тренировки в обстановке, максимально приближенной к боевой, ответственность за подчиненных в сложной обстановке учебного боя (а во времена боевых действий на Северном Кавказе – и реального) – все это накладывает свой отпечаток на максимально короткий период офицерского становления. Тем более, что в подчинении у офицеров немало зрелых солдат-контрактников, успевших повоевать, знающих толк в специальности. Чтобы руководить ими, командир подразделения в любом случае должен быть на голову выше. Поэтому, могу сказать с полной ответственностью, слабо подготовленных офицеров в наших войсках можно встретить очень редко. Разве что если еще не успел набрать соответствующего опыта, но у таких еще все впереди.



Командующий ВДВ В. Шаманов с экипажами, десантировавшимися внутри БМД-2

В завершение хотелось бы сказать только одно: – Воздушно-десантные войска боеспособны и готовы выполнять любые задачи по предназначению, они активно развиваются и устремлены в будущее. А боевой дух десанта, как и во все времена, остается прежним, и он полностью находит свое выражение в девизе ВДВ – «Никто, кроме нас!».


Просмотров: 0

При перепечатке ссылка на журнал обязательна. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.          

 

  Copyright © 2020 by MONOLITH Digest. All rights reserved.

  • Facebook